Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Jazz/Avanguard/Electronica/Free Jazz/Post-bop/Progressive
 
Композитора и саксофониста Джона Зорна (John Zorn) можно классифицировать как джазового музыканта. Без сомнения, джазовое ощущение пронизывает почти каждую работу Зорна, импровизация и спонтанная игра идей - неотъемлемая черта всего его творчества. И вместе с тем, Джон Зорн как явление никак не умещается в стандартные рамки какого-то одного жанра или стиля. Он умудряется комфортно сидеть даже не на двух, а, кажется, на десяти стульях сразу. Его воображение находит пищу в любых культурных, музыкальных, звуковых и шумовых явлениях, которые только может предложить человеку эпоха телевидения и звукозаписи. Даже для самой общей характеристики творчества Джона Зорна критики используют десяток терминов: авангард, электроника, фри-джаз, музыка для кино, пост-боп, еврейская музыка, импровизация, современная композиция. И это еще не предел.
Джон Зорн родился 2 сентября 1953 года в Нью-Йорке. Ребенком он был исключительно талантливым. Еще до школы мальчик начал брать уроки фортепиано, а в десять лет прибавились гитара и флейта. Через четыре года он уже писал собственную музыку - отнюдь не современные поп-песенки, а классические произведения. Этому предшествовало обширное знакомство с работами современных классических композиторов. После школы пристанищем Зорна ненадолго становится музыкальный колледж.
Однако углубившись в джунгли авангардного джаза (отныне Энтони Брэкстон (Anthony Braxton) - его любимый герой), парень решает, что студенческая скамья больше ему не нужна. Он переезжает на Манхэттен и ищет таких же молодых энтузиастов, разделяющих его эстетические позиции. Энтузиастов оказалось в избытке. Зорну довелось играть и с рок-группами, и с джазовыми импровизаторами, он активно выступал и записывал свои сочинения. В то же время музыкант собирал коллекцию шумов - от работающих грузовиков до птичьего пения. Его первые записи издавались еще в конце 70-х малоприметными американскими лейблами, а также некоторыми иностранными компаниями, которые практически не занимались распространением его пластинок. Только в начале 80-х Джону Зорну удалось заручиться поддержкой компании Elektra-Nonesuch, благодаря чему заметно расширилась его аудитория.
Джон Зорн считает, что эпоха, когда композитор представлял собой "автономное музыкальное сознание", в последней четверти 20 века подошла к концу. Этим и объясняется внушительный объем коллективных записей, созданных им за 25-летнюю карьеру. Он работал как с современными исполнителями, так и с мастерами прошлого, и в актуальных и в уже полузабытых стилях. Подобно сумасбродному кинорежиссеру Мелу Бруксу (Mel Brooks), многие свои работы Зорн посвятил композиторам, сыгравшим ключевую роль в его становлении как артиста. Это и Эннио Морриконе (Ennio Morricone), и Сонни Кларк (Sonny Clark), и Орнетт Коулман (Оrnette Coleman). Им посвящены альбомы "The Big Gundown: John Zorn Plays the Music of Ennio Morricone" (1984), "Spy Vs. Spy: The Music of Ornette Coleman" (1988) и другие. Оригинальная музыка этих авторов переосмыслена в новом ключе и отражена в зеркалах непредсказуемых ассоциаций. Как альт-саксофонист Зорн не только записывал собственные сочинения, но и часто играл на концертах и создавал студийные версии произведений многих своих коллег, скажем, того же Коулмана, Хэнка Мобли (Hank Mobley), Ли Моргана (Lee Morgan) и других.
Полный каталог Зорна сегодня включает более 60 студийных альбомов и еще несколько десятков концертных. Он сочиняет музыку для джазовых ансамблей, симфонических оркестров, рок-групп, пишет саундтреки или отдельные темы для кино. Его стихией всегда оставался звук как таковой, в любых его формах и проявлениях. Львиная доля его сочинений - агрессивные и резкие композиции, что-то вроде "стилизованного насилия". Это музыка, которая бросает вызов слушателю, провоцируя слабонервных сразу выбежать из зала. Джона Зорна всегда занимала проблема взаимоотношения композитора и исполнителя. Некоторые его вещи писались в расчете на манеру игры определенного артиста. Он сплавлял не только джазовые, классические и рок-традиции, но экспериментировал и с разными методами сочетания разных жанров и стилей и способов их продюсирования.
Работы Зорна 70-х часто сугубо теоретичны, поэтому и кажутся профанам хаотичным шумовым потоком. Многие из них тесно связаны с визуальными формами подачи. Скажем, музыкант мог во время своего выступления распиливать пополам телефонную книгу. Одно из наиболее оригинальных его изобретений - музыкальная игра. В ней нет выигравших и проигравших, а главное правило - движение музыки в определенном направлении. Развлекаться таким образом могут первоклассные музыканты-импровизаторы, рождая в процессе игры единственное и неповторимое музыкальное произведение. В 80-е годы наряду со сценическими импровизациями Зорн начинает гораздо активней заниматься студийной работой. Именно в этот период появляются его классические записи "The Big Gundown" и "Spillane", он впервые пробует писать музыку для кинофильмов. В его стиле начинает преобладать постмодернистское направление, в котором интегрируются или противопоставляются самые разные музыкальные жанры.
Последовательно претворяя в жизнь идею коллективного творчества, Джон Зорн не раз формировал более или менее долгоиграющие ансамбли. Одним из самых амбициозных и удачных его проектов стал секстет Naked City, который в 1989 году дебютировал с одноименным альбомом. Зорну удавалось собирать вокруг себя исключительно талантливых людей. В рядах Naked City образца 89 года значились гитарист Билл Фриссел (Bill Frisell), авангардный бас-гитарист Фред Фрит (Fred Frith), клавишник Уэйн Хорвитц (Wayne Horvitz), барабанщик Джоуи Бэрэн (Joey Baron), японский вокалист Яматсука Ай (Yamatsuka Eye) и сам Зорн на альт-саксофоне. Это были музыканты такого класса, что к своему первому европейскому турне они подготовились всего за пять дней. Первая же студийная попытка "Naked City" охватывала неожиданно широкую палитру стилей: от авангардного джаза и очень своеобразного кантри до сплошного звукового безумия и каверов киноклассики (включая и главную тему из киноприключений Джеймса Бонда). За "Naked City" последовали очень интересные и разноплановые работы: сборник кавер-версий классики Гран Гиньоля "Grand Guignol" (1991), мягкий эмбиентный диск "Absinthe" (1993), абсолютно деконструктивный альбом "Radio" (1993). Это была очень мощная и своеобразная джаз-рок-группа с панковским уклоном, которая пользовалась большим успехом в среде экстремальных панков.
Деконструктивные тенденции распространились и на судьбу самого ансамбля. В 1993 году группа распалась. Но у Зорна в закромах имелось немало новых проектов. Поэтому вскоре он собрал новый коллектив Masada, с которым пустился в плавание в совершенно другом направлении, глубоко нырнув в традиционную еврейскую музыку. Квартет Masada включал, кроме Зорна, трубача Дейва Дугласа (Dave Douglas), басиста Грега Коуэна (Greg Cohen) и барабанщика Джоуи Бэрэна. В работах этого периода за основу брались чаще всего произведения Коулмана, в которые вплетались еврейские мотивы. Да и сами музыканты находились под влиянием квартета Орнетта Коулмана 60-х. Для Зорна еврейская музыкальная культура не сводилась только к клезмеру. Его произведения 90-х охватывали и всю ту музыку, которая сопровождала евреев на протяжении столетий. В записях Masada откликались симфонии Малера, поп-мелодии Берта Бакарача (Burt Bacharach) и диссонансный рок Лу Рида (Lou Reed).
К этому времени заметно эволюционировали отношения Зорна со слушателями. Если раньше он откровенно бросал вызов публике, противопоставлял ей себя и свою музыку, так что далеко не все выдерживали его концерты от начала до конца, то с середины 90-х его произведения и их подача становятся гораздо мягче и человечнее. Masada записали девять студийных и три концертных альбома, которые вышли на независимом лейбле Tzadik. Tzadik - это еще одно экстравагантное начинание Джона Зорна, которым он занимается с 1995 года. Разумеется, задача зарабатывать на этом деньги перед Зорном не стояла в принципе. Лейбл представлялся ему чем-то вроде форума авангардной и экспериментальной музыки. Под эгидой Tzadik издавались самые невероятные вещи. Зорн публиковал необычные альбомы знаменитых артистов, которые не укладывались в традиционные представления об их творчестве, а также записи никому не известных экспериментаторов, которых ко времени релиза могло уже не быть в живых.
Нынешний студийный и гастрольный коллектив Джона Зорна Еlectric Masada исследует почти неизученные пересечения между кубинской и еврейской музыкой. Под руководством Зорна импровизируют исполнитель клезмера кларнетист Дэвид Кракауэр (David Krakauer), скрипач Мег Окура (Meg Okura) и оригинальный кубинский перкуссионист Роберто Родригез (Roberto Rodriguez).
Куда еще занесет его творческий авантюризм, не знает никто, даже сам Джон Зорн.
 

http://ckokc.ru

Распечатать страницу
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика


Я в контакте

Betep Betep Betep Изба МАЮ.РФ Betep Betep Стихи.ру
| ckokc | | Тонька | | Яд орхидеи | | Текста | | Cmex | | mp3 | | МАЮ.РФ |

P.S.: Возможно, некоторые статьи полностью или частично были взяты с "Агарты". Автора Слынько Н.М. Большая часть сайта - это материалы, скопированные из простора всемирной паутины, либо перепечатанные из журналов 80-х и 90-х годов.
Дата регистрации и создания сайта: 2001-06-25 15:45:10
После 2003 года статьи практически не добавлялись, так как Википедия стала очень популярной. И смысл собирать информацию о музыкальных группах отпал. Ведь в Википедии есть практически всё.